Хозяйка гостиницы Семейный портрет с посторонним Петр и Алексей


| НОВОСТИ | РЕПЕРТУАР | СПЕКТАКЛИ |
| АРТИСТЫ | РУКОВОДСТВО |
ИСТОРИЯ | СТАТЬИ |
| ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ СЦЕН |
EMAIL | КУРИЛКА

 СТАТЬИ

Шекспиру и народу от режиссера

Последней премьерой Красноярского драматического театра имени А. С. Пушкина стал спектакль "Остров герцога Просперо" по пьесе "Буря" Уильяма Шекспира в постановке Александра Бельского.

"О, времена! О, нравы!" - любимое восклицание Цицерона. Спасибо знаменитому римскому оратору - по крайней мере, можно утешаться тем, что и две тысячи лет тому назад люди имели общественные проблемы, аналогичные нашим. Театралам, например, сейчас нравится брать классику, чуть ли не заново ее переписывать (это называется "осовременить"), от общего объема текста и временного параметра, заложенного автором, оставить процентов эдак пятьдесят (говорят, публика трех часов в театре не выдержит), перевести пьесу в другой жанр (была трагикомедия - стала авантюрная драма), да и без матерков просто "ни туды и ни сюды", иначе народ (тот, который, по-видимому, ощущает себя таковым только будучи "упакованным" водкой, пошлым анекдотом и лихой похабщиной) на классику - какое горе! - не пойдет.

Как вы догадались, все вышеизложенное имеет непосредственное отношение к спектаклю "Остров герцога Просперо". Что в нем еще может понравиться "народу"? Тинэйджеры, взращенные на американских мультфильмах, будут, наверное, "тащиться" от костюмов с мигающими лампочками, от шипения аэрозольных баллончиков, которыми щедро брызжут на героев островные "духи", от шуршания бликующих декораций, от гигантских видеопроекций лиц главных персонажей - Просперо и Ариэля. Мазохисты, скорее всего, "западут" на музыкальное оформление: нет, фрагменты барочной музыки м, конечно, будут "пофигу", а вот эта "тянущая", какая-то некрофильская заунывность "Dead can Danse" - в самый раз.

В буклете о театре, выпущенном к текущему 129-му сезону, можно обнаружить очень симпатичную декларацию главного режиссера Красноярской драмы (он же автор рецензируемой постановки) А. Ю. Бельского: "...площадь телевизионного экрана все чаще затягивает и зомбирует. И тогда мы возвращаемся в свои чертоги и творим драму для того образованного избранного общества, каковым и является наша любимая красноярская публика". Как лестна и приятна столь трогательная забота об "образованном избранном обществе" - ведь тоже народ, как-никак... И, если не ему, то кому по силам оценить актерские работы Валерия Дьяконова (Просперо), Дмитрия Корявина (Ариэль), Сергея Селеменева (Калибан) и Владимира Пузанова (Тринкуло), на зрительском интересе к которым, в конечном счете, и держится здание спектакля, а вся сценография с ее суперэффектами способна прельстить разве что любителей пугачевско-киркоровских и цирковых шоу (сценография и костюмы Павла Пархоменко).

Правда, что "избранное общество", которое либо читало "Бурю", либо видело другие постановки этой пьесы, с удивлением наблюдало метаморфозы, произошедшие с образами Просперо, Ариля и Калибана. Первый практически превратился в злодея-диктатора, чья волшебная сила проистекает непонятно откуда (упоминание о волшебном плаще отсутствует в спектакле); второй вместо друга и помощника, "духа воздуха", обратился в черного демона-раба, служащего герцогу Просперо; третий (по Шекспиру "ведьмино отродье", "получерт", "ублюдок бесов") - ни дать ни взять слепок страдающего Квазимодо, а боготворимая им Эсмеральда - это Миранда, дочь Просперо. Не спектакль, а какой-то перевертыш! И герои сплошь оборотни. Не отстает от прочих и Миранда (Екатерина Мишанина). В переводе на русский ее имя означает "достойная удивления". Воистину! Странную картину представляет ее медленный недвусмысленный танец с Калибаном (хореограф Гали Абайдулов). Феб - то есть, простите, королевич - жених Фердинанд, в другом танце с Мирандой просто "отдыхает". Ай да Миранда! Ай да режиссер! И ведь совершенно непонятно, с какой целью предпринята столь мощная попытка уничтожения шекспировских мотиваций сюжета. На борьбу с автором брошены и искаженный текст, и подавляюще-гипнотизирующая мишура видеоряда.

Ну, уж если очень хочется слыть модным режиссером, то почему надо бросать себе и "любимой красноярской публике" под ноги последнюю пьесу Шекспира, где он отразил свои представления о человеке эпохи Ренессанса и о справедливом устройстве общества?

По счастью, автор "Бури" - такая глыба, авторитет которой непоколебим. Четыреста с лишним лет его ставят и трактуют кому как взбредет в голову, а он все тот же. Думается, что великий драматург никогда не воспринимал театр как большую дорогую игрушку, потешающую его самолюбие. Театр, Жизнь, Любовь, Смерть - равновелики для Шекспира, и в этом его коренное отличие от многих и многих театральных деятелей, паразитирующих на беспроигрышном имени.

А под конец так и хочется задать вопрос, который обычно принято обходить стороной в рецензиях: во что обошлась "народу" - всем его представителям (то есть налогоплательщикам) - очередная "забава" с классической драматургией, которая, рискну предсказать, надолго в репертуаре не удержится? Не удержится, потому что любители матерков предпочтут тратить свои "кровные" на бутылку, тинэйджеры их еще не заработали и удовлетворятся телевизионной пустопорожней "дешевкой", мазохисты толпами в театр тоже не повалят, предпочтя свои излюбленные игрища на дому, а та потенциальная публика - "избранное общество", - которая бы с удовольствием платила за эстетическое наслаждение и желанный катарсис, быстро разберется что к чему.

Эльвира Ванюкова
"Вечерний Красноярск", 6 февраля 2004 года

Другие статьи

Наверх

Касса театра работает с 10 до 19 ч с перерывом на обед с 14 до 15 ч
Начало спектаклей в 19 ч, в выходные дни - в 18 ч, для детей - в 11 ч
Справки по телефонам: 27-35-01, 27-87-42
Адрес театра: пр. Мира, 73
Адрес сайта: http://drama.krasnoyarsk.ru

Информационная поддержка - сеть Краснет