Семейный портрет с посторонним Алиса в Стране Чудес Алиса в Стране Чудес


| НОВОСТИ | РЕПЕРТУАР | СПЕКТАКЛИ |
| АРТИСТЫ | РУКОВОДСТВО |
ИСТОРИЯ | СТАТЬИ |
| ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ СЦЕН |
EMAIL | КУРИЛКА

 СТАТЬИ

Когда все ружья стреляют

  "Нет ничего более одинокого, чем женщина, обедающая в одиночестве", - справедливо замечает одна из героинь драмы Теннесси Уильямса "Прекрасное воскресенье для пикника", премьера которой состоялась на днях на малой сцене пушкинского драмтеатра. Впрочем, еще печальнее зрелище сразу четырех одиноких женщин...

  Если Чехов, помнится, утверждал, что ружье, появившееся в первом акте, в четвертом должно непременно выстрелить, то режиссер Владимир Гурфинкель стреляет из всех ружей, обыгрывает по ходу действия все придуманные им метафоры, устраивая к финалу целый салют, а в завершение всего еще и разбивает с грохотом бутылку шампанского. Даже натуральная курица (невольно рифмующаяся с чеховской чайкой), которую Води (засл. артистка России Тамара Семичева) натурально жарит на натуральной плите, пригождается к финальному пикнику, когда все четыре прекрасные дамы съедают-таки эту птицу под аплодисменты публики.

  Пьесы знаменитого американского драматурга Теннесси Уильямса (1914-1983) широко шли в разные годы по многим российским театрам. Вспоминаются "Трамвай "Желание" в столичном театре Маяковского (с Джигарханяном в главной роли), "Сладкоголосая птица юности" во МХАТе (с престарелой уже Ангелиной Степановой, не очень-то вжившейся в образ американки), кадры из фильма "Стеклянный зверинец" (с молодым и брутальным Марлоном Брандо). Большим успехом у красноярской публики пользовался шедший на сцене театра Пушкина "Орфей спускается в ад". И вот - новая встреча с Уильямсом, чьи пьесы со временем не стареют, ибо вечной остается тема одинокого героя-романтика, мечтающего о счастье и натыкающегося на сплошные разочарования.

  Такой романтической, но не расслабленной, а энергичной и страстной натурой предстает перед нами и юная учительница Доротея (Доди) в исполнении актрисы Элины Присакару, которая, возможно, уступает своим маститым партнершам в профессиональном опыте и мастерстве, но превосходит их темпераментом, жаром молодости. Доди тщетно ждет не дождется телефонного звонка от возлюбленного Ральфа, который банально соблазнил ее в автомобиле, и она тут же сочинила в своем воображении историю их возвышенной любви. Лишь в конце она узнает, что ее Ральф помолвлен с другой...

  Каждая женщина по-своему спасается от одиночества. Абсолютно земная, практичная, по-немецки аккуратная и занудная Води (засл. артистка России Тамара Семичева), живущая без мужа и детей, проявляет маниакальное упорство в стремлении свести, поженить, а значит, и осчастливить своего ненаглядного братца Бадди и романтичную квартирантку Доди, которая на дух не переносит этого Бадди с его пристрастием к пиву и вонючим сигарам.

  Мается от одиночества и Элина (засл. артистка России Галина Саламатова), подруга Доди, тоже учительница того же колледжа, весьма манерная, "сверхчувствительная" особа, нищая эстетка, мечтающая с помощью подруги перебраться в престижный район, снять там уютное гнездышко и проводить все свободное время в утонченных беседах об искусстве.

  И наконец, самый гротескный персонаж - "соседка сверху" Софи Глюк (артистка Галина Дьяконова), которая после смерти матери отчаянно поглупела и впала в детство (психиатры могли бы это назвать "псевдодементным синдромом").

  В этой пьесе нет хеппи-энда. Не внушает особого оптимизма и финальный эпизод пикника, преобладает тягостное, безрадостное настроение. Но впечатления монотонности не возникает. Этому способствует и выразительная игра актрис, создающих каждая свой особый пластический рисунок роли при помощи гротескного заострения образов, и насыщенность спектакля музыкально-хореографическими, почти балетными эпизодами (балетмейстер - Елена Красильникова). Обычное драматическое действо неоднократно перемежается то пантомимой, то танцем, которые воспринимаются как метафоры, подчеркивающие суть происходящего.

  Вообще спектакль переполнен всевозможными режиссерскими приемами. И тут могут возникнуть сомнения: не огрубляется ли этим тонкая психологическая, лирическая вязь текста, в котором при чтении ощутим и подтекст, и поэзия. Режиссер же предпочитает острые, резкие краски и линии. Впрочем, вряд ли следует его упрекать за это. Если вспомнить, что сам Теннесси Уильямс любил толковать о "пластическом" театре, где огромная роль должна принадлежать сценографии, музыке, свету, пластике, а не только слову, то все режиссерские "излишества" Гурфинкеля окажутся вполне соответствующими этой концепции великого драматурга.

Эдуард Русаков

Другие статьи

Наверх

Касса театра работает с 10 до 19 ч с перерывом на обед с 14 до 15 ч
Начало спектаклей в 19 ч, в выходные дни - в 18 ч, для детей - в 11 ч
Справки по телефонам: 27-35-01, 27-87-42
Адрес театра: пр. Мира, 73
Адрес сайта: http://drama.krasnoyarsk.ru

Информационная поддержка - сеть Краснет