Чужой ребенок Алиса в Стране Чудес Средство Макропулоса


| НОВОСТИ | РЕПЕРТУАР | СПЕКТАКЛИ |
| АРТИСТЫ | РУКОВОДСТВО |
ИСТОРИЯ | СТАТЬИ |
| ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ СЦЕН |
EMAIL | КУРИЛКА

 СТАТЬИ

"Веселый солдат" танцует для Сталина

Театр Пушкина не оставил и следа от тяжелой прозы Виктора Петровича

Красноярская сцена редко выдает настолько пронзительные и духовно близкие землякам Астафьева вещи! На предварительном просмотре "Веселого солдата" в постановке Геннадия Тростенецкого зал поднялся со своих мест явно не из вежливости. Роман Виктора Петровича "Прокляты и убиты", переработанный драматургом Ниной Садур, для прочтения тяжел. В театральном "Солдате" тягучая проза Астафьева уступила место живым диалогам. При этом и режиссер, и драматург сумели сохранить главное √ дух писателя, мысль, вложенную в самый страшный русский роман о войне. Впечатляют модерновые находки: офицер НКВД, зачитывающий смертный приговор детям-красноармейцам, по ходу действия преображается в опереточного Мефистофеля и упивается подленькой властью над человеческой жизнью; зловещий генералиссимус Сталин в бутафорском, иллюминированном френче заставляет изможденного сибирского парнишку-солдата плясать "танец маленьких лебедей"...

К слову, известный питерский режиссер Тростенецкий, ученик великого Товстоногова, работал над спектаклем в авральном режиме. Пьеса попала в руки режиссера в конце января. На все роли проходил кастинг. В итоге каждый актер поразительно соответствует образу своего героя. Несомненная удача √ главная роль Лешки Шестакова, воплощенная Владимиром Пузановым, созданные "пушкинцами" и Тростенецким роли второго плана. Минимум декораций на сцене передает ауру страшных 1940-х годов. Затраты на создание простановки √ минимальные, почти весь антураж взят из уже идущих в "Пушке" спектаклей. Специально для "Веселого солдата" театр купил лишь световую установку. Геннадий Тростенецкий на генеральной репетиции "Солдата" переживал, как школьник. И очень расстроился, когда зал, не дожидаясь конца спектакля, покинули журналисты...

Оценить свое детище постеснялся:

- Только зритель может что-то сказать. Только его вердикт даст оценку нашей работе. Зрителей впечатлило. И молодежь, и тех, кто постарше. Только вот пролетарского вида мужик, в кроссовках и ветровке, сидевший в зрительном зале, с видом заправского театрала выдавал:

- Не похоже на Астафьева, классика, понимаешь, извратили. Да и актеры не сыграны, не отрепетировано!

Дух Виктора Петровича тебе судья, мужик.

Станислав Патриев
"Комсомольская правда", 30 апреля 2004 года

Другие статьи

Наверх