Чужой ребенок Семейный портрет с посторонним Кадриль


| НОВОСТИ | РЕПЕРТУАР | СПЕКТАКЛИ |
| АРТИСТЫ | РУКОВОДСТВО |
ИСТОРИЯ | СТАТЬИ |
| ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ СЦЕН |
EMAIL | КУРИЛКА

 СТАТЬИ

Дед мороз солит капусту

    Дед мороз солит капусту, Выращивает цветы и обожает радовать ребятишек, а еще он играет в пушкинском театре

    Моё идолопоклонство Деду Морозу закончилось нелепо и рано, а хотелось, конечно, верить в его существование до последнего. Наверняка каждый в свое время мечтал очутиться на Северном полюсе, как казалось, родине доброго бородача. Но со мной судьба распорядилась иначе. Как-то а один из новогодних утренников в детском саду встретился я лоб в лоб со странной личностью. Рыжая чёлка, губы крашеные "кондукторской" помадой, большие злые, как мне показалось, глаза, наверняка это были её постоянные атрибуты. К непостоянным относилось что-то непонятное, большое белое, завязанное засаленной резинкой на голове.

    - Ну, чего "тебе? спросила женщина невероятно мягким го-лосом, который не сочетался с её внешностью, - беги, мальчик, на празднике всё увидишь, а то подарок не дам.

    Вмиг из своих 15 килограммов веса, я потерял 12, потому, как догадался, кто такой истинный дедушка Мороз.., Времени с того случая прошло достаточно много, и не вспомнил бы я его. Но по долгу службы довелось встре-титься с человеком, который за творческую жизнь уже более 500 раз вселял сотням ребятишек добрую вору в то, что Дед Мороз "все-таки существует, Коллеги считают, что для него это своеобразное хобби, впрочем, человек, о котором пойдет печь, тоже так считает, но старается в сво-его Деда Мороза вложить всю душу, ведь общаться приходится с детьми. Впрочем, не всегда┘

    Валерий Васильевич Милошенко знаком многим красноярцам не только как самый главный Дед Мороз в городе. Прежде всего, он человек творческий и без малого 25 лет трудится на благо зрителя в Красноярском драматическом те-атре имени А. С. Пушкина. Кроме того, он заслуженный артист Даге-стана, работал в театрах Астрахани, Махачкалы. Помимо своей Валерий проживает жизнь своих героев, а за 40 лет службы на театральных под-мостках их было около 100.

    - Валерий Васильевич, бла-годаря тому, что вы когда-то пришли работать в театр, у вас сложилась поистине богатая, в плане впечатлений жизнь. Я прав? Столько городов, столько театров...

    - Сразу хочу отметить, что са-мым родным для меня театром, конечно, является Красноярский драматический театр имени Алек-сандра Сергеевича Пушкина, не-смотря на то, что приходилось "де-лить" его с другими театрами. Почему именно он? Дело в том, что в 1961 году при театре Пушкина базировалась 'трёхгодичная театральная студия. В то время в институте искусств не было театрального факультета, поэтому всем, кто желал стать актером, надо было освоить именно её. В своё время её закончил Иннокентий Смоктуновский. В то время по краю уже было много драматичес-ких театров, но актеров, как всегда, не хватало, их готовили только в московских вузах, следовательно, надо было что-то придумывать. Так появилась студия, в которой мы три года при театре и учились. Сам же я из простой семьи, а семья из совсем простого, скромно-го городка Уяр. Нельзя сказать, что в моей юношеской жизни было что-то творческое. Ни мама, ни папа с театром, кино, культурой в глобальном плане связаны не были. После того, как я окончил десять классов, я решил освоить именно актёрское мастерство. Приехал поступать и... поступил сразу же, с первой попытки. Из 375 человек приняли всего 25, а через три года закончили студию 22. Но хочется как лучше, а получается как всегда. Почти все, кого готовили для краевых театров, поразъехались работать по городам России. Осталось только три человека, в том числе и я. На сцене суждено мне было проработать тогда все-го год, а после - армия. Три года прослужил в Германии и, конечно, вернувшись продолжил работу в пушкинском. Как сейчас помню, тогда был поистине творческий сезон. У нас были гастроли в Алма-Ате, Караганде, других горо-дах, а потом меня пригласили работать в Махачкалу. Махачкала сразила меня наповал тем, что я, будучи уже взрослым, "не видел никогда: Каспийское море, пальмы - экзотика! Двенадцать лет про-летели, как один день. Именно там я получил звание. Потом немного поработал в Астрахани в област-ном театре имени С. М. Кирова. Но родина есть родина, вернулся в Красноярск, и не куда-то "нале-во", а сразу в родной театр, которому отдал без малого 25 лет. В этом году я отмечаю свой юбилей: 40 лет творческой жизни и 60 лет со дня рождения. Перед вами - бенефициант. А бенефис-ный спектакль - спектакль, поставленный по пьесе Леонида Андреева, "Тот, кото-рый получает пощечины".

    - По какому принципу вы выбираете роли?

    - Вы из тех, кто наивно полагает, что актёр выбирает роль сам? Хочу вас переубедить. Когда-то я играл Ивана-царевича, а теперь с возрастом приходится играть Карабаса-Барабаса, Кощея Бессмертного. Всё потому, что типаж уже не тот. Роли я не выбираю, да и вообще, такое в нашем театре не принято.

    - Ну и ладно. А как вы считаете: сегодня театр полностью востребован или нет? Ведь не секрет, что сейчас идёт дегра-дация. Впрочем... Мо-жет быть, я преувеличи-ваю...

    - Несомненно, театр всегда во-стребован. Никакое кино его ни-когда не заменит. Даже несмотря на то, что российская молодежь, которая раньше считалась самой читающей, таковой теперь не яв-ляется, но театр посещает. Наш театр привлекает зрителя репертуаром. Ведь театр это не поликлиника,которая дает рецеп-ты, как лечиться. Театр прежде все-го ставит вопросы, которые и для данного времени актуальны, даже если спектакль поставлен по пье-се Шекспира. Каждый зритель по-кидает зал со своим мнением, со своим ответом на прозвучавшие вопросы. Те-атр работает для зрите-ля. Нет у нас такого, что-бы в зале было 50 чело-век, а на сцене сто. Это приятно. Ради этого сто-ит жить. Но! Моё мнение - театр не должен идти на поводу у зрителя, он должен идти чуть-чуть впереди, вести его за собой.

    - Вы согласны с мне-нием, что творческим человеком надо ро-диться?

    - Согласен! К сожале-нию, уже продолжитель-ное время в России вкла-дывается такая ситуация, когда люди, которые мог-ли бы работать по своей прямой специальности, служить родному делу, вынуждены "торчать" на рынках. Это не толь-ко врачи и педагоги. Есть, конеч-но, и артисты, но нас, людей творческих, на базаре - минимум. Минимум потому, что актёр просто не сможет долгое время не служить родному делу. Он завянет. Трудно даже передать словами, что это нечто особенное, непередаваемое. Человек может пойти учиться на врача, инженера, математика, но чтобы стать актером нужен талант, а с ним рождаются.

    - Вам приходилось быть на гастролях за границей. Может, вы заметили у "закордонных" театров что-то особенное? Какой-то своеобразный подход к работе, например, такой, кото-рому России не мешало бы по-учиться?

    - Однозначно ответить на этот вопрос трудно. Например, в Америке совсем другое понятие искусства. Героя боевиков Сталлоне они считают чуть ли не звездой. А публику он "очаровал" горой мышц. Роли они не учат, а читают по телесуфлерам. Даже к театру у них подход менее человеческий, а более технический. Они постоянно экспериментируют со зрительным залом. Впрочем, это свойственно для американцев. Есть чему им поучиться у нас в плане работы на сцене. А нашему государству надо научиться уважать актеров, достойно оплачивать их труд.

    - У каждого человека есть свой "девиз" или принцип, с которым он идёт по жизни. Имеется ли у вас что-то подобное?

    - Прежде всего, где бы я ни был, с кем бы ни встречался (а об-щаться мне, как и любому чело-веку, приходится с разными людь-ми), стараюсь всегда уяснить для себя что-то новое, извлечь из лю-бой ситуации урок. Стараюсь за-мечать характеры, поведение лю-дей в зависимости от занимаемой должности. Например, медик... Вдруг когда-то и мне на сцене придется сыграть медбрата, следовательно, принцип его поведе-ния я стараюсь запомнить, а потом реализовать в своей работе. Но самое главное напутствие я получил от отца. Он говорил: "Сы-нок, всегда делай человеку только добро, даже тогда, когда он тебе делает плохо". Эту мысль я усвоил сразу.

    - У вас наверняка много друзей...

    - Нет, друзей у меня как раз немного. Я люблю общаться с людь-ми, учиться у них чему-то, и это меня вдохновляет. Всегда говорил, что, если меня выгонят из театра, я пойду торговать семечками. Это у меня получится. Я знаю. Но друзей... немного. Их и не должно быть много.

    - А что вы скажете по поводу своего хобби?

    - Дед Мороз? Любовь моя - Дед Мороз. Про этого бородача в народе ходит много анекдотов, но самый любимый этот...

    На зимние каникулы российского актера приглашают за границу на съёмки. Как и полагается, пред-лагают ему выгодные условия, одно, другое, в общем, благодать. Актер долго думал, а потом гордо заявил:

    - Нет, не могу, у меня ёлки. Ну утренники у Деда, и это глав-ное. Какая там заграница!

    Из 40 лет работы на сцене 30 я играю роль Деда Мороза. Это тоже очень от-ветственно, поэтому о каких-либо привычках говорить не следует. Многие думают, что приходится быть Дедом Морозом только для маленьких детей, а бывает и такое, что к весьма известным взрослым людям приглашают. Волнение присутствует, да еще какое. Но несмотря на все тонкости, при каж-дом удобном случае соглашаюсь, ведь все равно общаться прихо-дится в основном с детьми, а я их очень люблю. Даже своеобразный статус получил - лучший Дед Мо-роз города, это не я придумал, так как-то в газете написали.

    - Не всегда же наш брат журналист врет. Может, у вас есть и другие хобби-увлечения?

    - Капусту могу посолить, жене я это дело никогда не доверяю. Она всегда пересаливает, а я, можно сказать, соль интуитивно чувствую. И вообще всегда считал, что в са-мых лучших ресторанах повара -мужчины.

    Еще цветы... Дома "зелеными питомцами" занимаюсь только я. Жене даже поливать не разрешаю. Я много про цветы читал, поэтому сделал вывод, что они тоже живые существа и "хозяин" у них должен быть один.

    - После общения с Валерием Ва-сильевичем я лишний раз убедил-ся, что люди творческие никогда не считают себя заложниками своей профессии... Хотя они всегда слу-жат ей до конца, ведь и родились они, судя по всему, именно для это-го. Судьба... А от неё не убежишь.

Алексей Панферов
"Красноярский край сегодня", 28 ноября - 4 декабря 2001

Другие статьи

Наверх