Репертуарный план Семейный портрет с посторонним Средство Макропулоса


| НОВОСТИ | РЕПЕРТУАР | СПЕКТАКЛИ |
| АРТИСТЫ | РУКОВОДСТВО |
ИСТОРИЯ | СТАТЬИ |
| ТЕХНИЧЕСКИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ СЦЕН |
EMAIL | КУРИЛКА

 СТАТЬИ

Вперед, к горячему сердцу

Открылся 125-й сезон премьерой. Спектакль "Хозяйка гостиницы" по пьесе итальянца Карла Гольдони очень хорошо соответствовал настроению праздника, царящему в театре. И прежде чем актеры отправились на свой банкет, они почти четыре часа подряд щедро угощали зрителей десертом. "Хозяйка гостиницы" в постановке петербургского режиссера Бориса Уварова - это большое бисквитное пирожное или даже торт с узорами и пирамидками из густого разноцветного крема. Очень радостное кушанье. Аскетам не подходит. Неизбежны последствия поедания сладкого в таком количестве: настроение стремительно летит вверх, мозги заплывают сиропом и почти не шевелятся. Если вы подумали насчет тошноты, то нет, не тошнит - когда знаешь, что за стенами театра холодно и сыро, крыша ледяного автобуса, везущего тебя к твоей темной подворотне, протекает и вообще лучше вокруг не смотреть и мысли не думать, чтобы не разрыдаться, - тогда никакая порция тонизирующего шоколада не покажется слишком большой.

А спектакль действительно очень длинный и очень смешной. Когда хохочешь несколько часов подряд - что-то такое в тебе происходит... Плохое отодвигается, а может, и смывается, сдувается ударными волнами хохота. И ведь нет в спектакле ничего остроумного, даже просто умного ничего нет - сплошь дурацкие шутки и трюки. Эксцентрическая комедия, театральная клоунада. Достаточно сказать, что Андрей Пашнин и Владимир Пузанов играют здесь женщин (Пашнин - с бюстом, Пузанов - с бантиками в волосах), причем порой пьяных женщин, - и театралы с хорошим воображением поползут со стула от смеха. Нет, сказать недостаточно - это надо видеть. И все другие персонажи в спектакле тоже комические, они и одеты по-клоунски: трусливый и жадный клоун, сердитый клоун, влюбленный клоун. Впрочем, влюблены все - в этом главная интрига. Обворожительная героиня Ирины Ивановой пленила сердца всех мужчин, одно из этих сердец сдалось в плен не без боя - это и послужило основой сюжета. В общем, вечные разговоры о любви, хула и хвала Амуру, крики, песни, танцы, легкая выпивка и нестрашные драки. Эротики нет, потому как вещь серьезная - с клоунадой не вяжется. Впрочем, есть эротическая символика в декорациях: столбы такие, с "шапочками", по всей сцене - разной величины и прям пучками - вожделение является движущей силой всех персонажей этой истории. А еще простыни развешаны повсюду - белые простыни с портретами нарядных кавалеров, изображениями диковинных животных, архитектурных сооружений и даже частично карты мира - постельной белье, с которого никакой "ACE" не отстирает следы фантастческих ночных грез и былей.

Упоминание современного отбеливающего средства в этом тексте нисколько не противоречит стилистике спектакля о давнишней жизни итальянцев. Представление, как изюмом, щедро напичкано аллюзиями, связанными с нашей телевизионной "попсой": шкатулку с подарками героине от богатого графа выносят под мелодию, которая сопровождает появление черного ящика в программе "Что? Где? Когда?"; возникают и растворяются цитаты-картинки из известных фильмов: "В джазе только девушки", "Место встречи изменить нельзя"..., цитируются классики и герои мультиков. В таких случаях довольный своей догадливостью зритель еще пуще хохочет и бьет в ладоши от удовольствия.

Красивый спектакль - в ярких лоскутах, павлиньих перьях, воздушных шарах, блестящих масках, в фонтане с лебедем... И актеры в рюшах, париках и белилах очаровательны. На сладкое - лучше не придумаешь.

С Пушкиным в фойе. К юбилейному 125-му сезону театр получил подарок от завода цветных металлов. Покойный нынче В.Н.Гулидов, бывший директор завода, не успел вручить его лично. Но все же подарок попал по адресу. Это небольшая скульптура А.С. Пушкина - вещь необходимая в театре, носящем имя поэта. Автор ее - скульптор с пушкинской фамилией - Олег Гринев. Теперь маленький худенький Александр Сергеевич стоит в фойе на первом этаже, в той же позе, в какой там томятся зрителя, ожидая звонок к спектаклю. Теперь, в такой-то компании, и томиться приятнее.

Наталия Даниленко
"Вечерний Красноярск", 19 ноября 1999 года

Другие статьи

Наверх